Талантливый ученик Николая Касьяна в Италии

Воскресенье, 10 Октябрь 2010 Интервью

Талантливый ученик Николая Касьяна в Италии

Имя Джалала Саидбегова хорошо известно на Апеннинах, и не только среди наших соотечественников. Среди его пациентов - высокопоставленные итальянцы. Когда они приезжают на машинах с «мигалками» на улицу Тревизо, 21 в Риме, все в округе знают, это - к профессору. Сам он их имена не называет - из соблюдения врачебной этики. Известна также  история о том, что однажды его вызывали на консультацию к Папе Римскому Иоанну Павлу II, однако российского врача «до тела» не допустили ватиканские эскулапы.

Джалал Саидбегов в 1971 году окончил лечебный факультет Дагестанского медицинского института, защитил кандидатскую диссертацию в Москве. Был назначен заведующим неврологическим отделением Московской городской клинической больницы N 40 и главным невропатологом Бабушкинского района Москвы. Саидбегов, ученик знаменитого врача, основателя мануально-терапевтического лечения Николая Касьяна (умер в прошлом году) является на сегодняшний день одним из ведущих мировых специалистов в области нейровертебрологии с применением мануальной терапии. Уже 20 лет он живет и работает в Италии, является профессором факультета медицины и хирургии римского Университета «Ла Сапьенца». В 2010 году был принят в самую крупную и авторитетную организацию в мире, объединяющую специалистов по лечению патологий позвоночника, -  «ЕВРОСПАЙН» (Eurospine).

Сам Джалал, разумеется, никакой разницы между своими пациентами, будь то министр, депутат или рабочий, не видит, и всем готов помочь одинаково. А известен он тем, что помочь может в самой сложной ситуации при проблемах с позвоночником. И всех без исключения Джалал принимает со знаменитой кавказской вежливостью и добродушием.  

«Патология позвоночника - одна из самых распространенных патологий, порождающая другие проблемы со здоровьем, - поясняет доктор. - Причина в том, что люди все меньше и меньше занимаются физическими упражнениями, все больше превалирует сидячий образ жизни, за компьютером. Без технологий люди уже не могут, а технологии - главный фактор, который увеличивает частоту заболеваемости, особенно у молодежи.

Голова - это тяжелая вещь, необходимость держать этот вес всю жизнь, да еще в неудобной позе,  ведет к изменениям в дисках шейного отдела позвоночника, суставах, и в итоге образуется грыжа диска».

- Каковы основные методы лечения и профилактики?

- Я недавно вернулся со Всемирного конгресса специалистов в области лечения патологий позвоночника «ЕВРОСПАЙН» (Eurospine), самой крупной и авторитетной организации в мире, объединяющей 500 лучших врачей - ортопедов, хирургов, неврологов, физиотерапевтов.

Основные выступления были посвящены новым техникам хирургических операций. Сейчас оперируют достаточно неплохо, несмотря на деликатность участка позвоночника и шейного отдела, придумывают разнообразные искусственнее диски, разные способы, как легче достичь области образования грыжи.

Как человек, занимающийся консервативной медициной, я считаю ее достойной альтернативой.

Оперировать это легче всего, удалить грыжу - не такая уж проблема. Однако часто случаются рецидивы. Это могут подтвердить и нейрохирурги, и ортопеды. Если возможно, лучше  обойтись без операции. Природа наделила человека способностью защищаться и бороться с любой патологией, и надо сделать так, чтобы организм активизировал эту способность. Человек рождается с разными запрограммированными веществами, которые могут служить, например, своеобразным обезболивающим, намного сильнее, чем любой морфин. Организм, однако, не всегда корректно реагирует на ту или иную проблему, задача врача корректировать и направлять работу организма в правильное русло. Я свою задачу как врача понимаю так.

Хирург удаляет. Для того чтобы удалить грыжу диска, надо подход найти, разрезая кожу, отодвигая мышцы, иногда приходится разрезать и другие анатомические образования, а потом у пациента в том же месте при тех же условиях быстрее развивается повторная грыжа диска.

Из 100 человек, страдающих проблемами с позвоночником, один-два  попадают к хирургу, а другие обходятся - либо происходит самоизлечение, либо можно лечиться нехирургическими методами. Нужно сделать так, чтобы как можно меньше людей попадали на операционный стол. 

Я в основном занимаюсь теми случаями, которые должны были быть оперированы. Обо мне распространилась слава, что я занимаюсь пограничными ситуациями, когда предписана операция.

- Приходилось ли посылать в итоге к хирургам?

- Приходилось в тех случаях, когда снимки высокопрофессиональных рентгенологов, которыми я всегда руководствуюсь, показывают, что есть не только компрессия корешка, которую я лечу без проблем, но есть уже компрессия спинного мозга, структурные нарушения в области спинного мозга. Это те случаи, когда специалист в моей области не должен трогать, а сразу отправлять на операцию.

Очень редко, слава Богу, но бывает, когда я провожу 10 терапий, а результата, который хотелось бы, нет. Больной хочет быстрее решить свою проблему, тогда я посылаю на операцию, но объясняю, какие могут быть последствия.

-  А именно?

- Рецидив, иногда уже через несколько месяцев. А бывает, что корешок, освободившись от компрессии, погружается в рубцы, и там образуется «каша», что лечить гораздо сложнее, чем когда была просто грыжа, даже если и большая. Кроме того, это очень уязвимая зона, где находятся важные анатомические образования, такие как спинной мозг, нервные корешки и сосуды.

Я сотрудничаю с лучшими специалистами в Италии (проф. Р. Дельфини, проф. Э. Денаро). К счастью, в современной российской медицине при всех нынешних проблемах сохранились лучшие достижения советского периода. Так, нейрохирургия не сдала своих позиций, в ортопедии, в области лечения глазных болезней есть специалисты мирового уровня.

- Где медицина лучше?

- В целом ситуация в области медицины в России сейчас не очень хорошая. Появилась коррупция, а там, где коррупция, нет движения вперед. Итальянцы хоть и ругают свое здравоохранение, мол, в скорой помощи можно просидеть часами, но это по принципу: там хорошо, где нас нет. Итальянская медицина - одна из лучших. Согласно рейтингу Всемирной организации здравоохранения, лучшим медицинским обслуживанием считается французское, на втором месте - Италия. Положительно то, что качество медицинской помощи не зависит от социального и материального положения человека, неважно, прописан ли он или нет, иммигрант ли, безработный. И если речь идет о риске жизни, ему сделают любую операцию, даже самую сложную, которая может стоить сотни тысяч евро, бесплатно. Я убедился, что частная страховка здесь не нужна. Есть множество частных клиник, которые отличаются повышенно комфортными условиями. Но для операций все равно вызывают специалистов из госпиталей: реаниматологов, анестезиологов, хирургов. А если нужна сложная операция, то лучше обращаться в государственные больницы.


Сам Джалал чуть более года назад перенес сложное хирургическое вмешательство на сердце. Серьезный сердечный приступ его застал, правда, в Москве, где, по его словам, его буквально вытащили с того света в «Кремлевке», знаменитой больнице бывшего 4-го управления, среди немногих сохранившей высокий уровень медицинского обслуживания. Кстати, недавно «Ла Сапьенца» заключила соглашение с Управлением медицинского обслуживания администрации президента о сотрудничестве, что предусматривает обмен и практику специалистов.

- А почему россияне «с возможностями» ездят лечиться, в основном, в Германию или Израиль?

- В Германии и Израиле много выходцев из Советского Союза. Они и создают рекламу немецким и израильским врачам. Хотя высокопрофессиональные специалисты есть даже в самых неожиданных местах. На меня лично большое впечатление произвело лечение проблем с позвоночником в Турции. На Конгрессе страну представляли выдающиеся специалисты. Но ведь туда никто не ездит, потому что никто не рекламировал. Конечно, это не означает, что в Германии и Израиле плохо лечат, там хорошие клиники. Но я бы не сказал, что в Италии медицина хуже. Все равно европейская медицина в определенном смысле глобализирована. Если где-то появился хороший специалист, то его начинают приглашать повсюду, перенимать опыт.

- Почему в свое время Вы выбрали Италию?

- Я ездил в Германию, Италию. Когда я работал в Москве, приходили ко мне лечиться итальянцы, и было много предложений. Впервые я приехал в Италию в 1990 году - консультировать больных, принимал в частной клинике. Мне понравилось в этой стране - климат хороший, народ дружелюбный, веселый, общительный, что мне, как человеку с Кавказа, близко.

Несмотря на приглашения и определенную славу Джалал, как любой врач с российским дипломом, должен был пройти весь сложный путь признания его профпригодности для получения права работать в Италии.

- Ни один диплом о высшем медицинском образовании на Западе не признается. Иногда для знаменитых специалистов создают облегченные условия для признания диплома, но экзамены нужно все равно сдавать. Однако процесс этот все равно очень сложный. Я бы никогда в жизни, даже если бы мне обещали золотые горы, не прошел бы этот путь заново. Было очень сложно, пришлось снова начинать учебу, вспоминать все предметы - гинекологию, педиатрию, судебную медицину.

Докторскую диссертацию Джалал защитил уже в Италии, в «Ла Сапьенце», где сейчас  преподает. Однако в свое время от предложения должности заведующего кафедры отказался, предпочтя частную практику и  оставшись приглашенным профессором по неврологии.

- То, чем я занимаюсь, называется мануальная терапия. Слово, которое мне не очень нравится, потому что эту специальность дискредитировали. Специалисты, в том числе участники конгресса «ЕВРОСПАЙН», очень пренебрежительно говорят о мануальщиках: «Они даже не смотрят на снимки, а считают себя чуть ли не Касьяном». Но я много раз убеждался, что ему действительно это не нужно было, у него была особенная чувствительность пальцев. Но это один человек родился в 200-300 лет с такими способностями. . И эти его способности еще как следует не изучили. Если бы изучили, то можно было бы почерпнуть очень многое. Мне посчастливилось быть его учеником, я много с ним ездил, общался.

Касьян первый в Советском Союзе написал монографию о мануальной терапии и является пионером. Хотя сейчас много претендентов на это первенство в России. Касьян не отказался от своего метода  и когда его стали критиковать. Мы познакомились на телевидении, когда у обоих брали интервью, потому что я как заведующий неврологическим отделением уже занимался изучением мануальной терапией. 

Я помню общесоюзный конгресс неврологов, и там начался такой штурм, что я не знал, куда деваться. Каждый выходит на трибуну и считает своим долгом критиковать. Меня даже по фамилии не называют, говоря обо мне в третьем лице - «это тот», не заслуживает даже быть названным по фамилии. И рядом со мной сидели два корифея в области неврологии - академики Леон Бадалян и Константин Уманский.

И один из них меня успокоил: «Сиди, в одно ухо впустил - из другого выпустил. Это пар, который они должны выпустить, а ты продолжай заниматься». Но самое забавное, что те люди, которые тогда критиковали, и я помню очень хорошо это время, сейчас создали кафедры, институты, публикуют научные и исследовательские статьи. Сейчас наоборот наступила другая крайность - такой бум, и поэтому в этом потоке есть много лжеспециалистов, которые не хотят направлять больных на снимки, на обследования.  

- Какое место в Вашей профессии занимает чувствительность рук? Насколько Вы доверяете рукам?

- В процессе работы появляется чувствительность в руках, естественно, но сверхчувствительности Касьяна у меня в руках нет, к сожалению. Я никогда полностью не доверяюсь чувствительности рук, я анализирую дополнительные исследования, чтобы иметь почти 100%-ную уверенность в том, что я делаю.

Надо сказать, что и хирурги высокого уровня никогда не берутся оперировать любого, стараются до конца занимать выжидательную позицию. Поскольку при патологии позвоночника к хирургу прибегают в безвыходной ситуации, когда без операции уже нельзя. Я нередко, чтобы застраховать и больного, и себя, направляю сначала на консультацию к нейрохирургу. И их чаще всего отправляют обратно со словами: продолжайте терапию, операция никуда не уйдет. У меня есть 13-14 случаев, когда я лечил больных, которым была предписана срочная операция, и на протяжении 6-7 месяцев эти огромные грыжи исчезали, рассасывались под воздействием естественного защитного механизма организма.

Часто я знаю, что рискую, но это сознательный риск, но врач должен идти на риск, осознанный риск. Иногда ночью я не могу до утра уснуть, просыпаюсь в холодном поту с мыслью « а что с этим больным», поэтому и сердце... Наверное, не выдержало…

Беседовала Варвара Пестроухова  

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Пожалуйста, войдите, чтобы комментировать.

Фотогалерея

  • 1. Торговый центр Polygone Riviera, Франция
  • Названия на банках с напитками написаны шрифтом Брайля
  • «Бессмертный полк» в Лиссабоне
  • Веллингтон, Новая Зеландия
  • Фотографии года по версии World Press Photo
  • Лучшие отели Португалии
  • Победители фотопремии Nature Photographer of the Year
  • Креативные сладости - произведения искусства
  • Фрегат «Штандарт» приглашает на борт
  • Португалия: Парусная регата в акватории Кашкайша
  • Метрополитен-музей, Нью-Йорк (США)
  • Португалия: Монастырь Баталья