Фермерша-москвичка

Пятница, 06 Декабрь 2013 Португалия Португалия Интервью

Фермерша-москвичка

Москвичка Алена нежданно-негаданно стала фермершей. Живет в Португалии и занимается сельским хозяйством вместе с мужем-португальцем и его семьей.

НАМ НЕВЕДОМЫ НАШИ ПРЕДНАЗНАЧЕНИЯ.

История иммиграции моей собеседницы никак не связана ни с ее образованием (хотя, наверное, все-таки связана), ни с ее работой или планами на карьеру. В 2000 году она окончила Московский педагогический университет по специальности химия и биология. Работала в Москве, в-основном, в благотворительных фондах, а также некоммерческих экспертных организациях, которые в Америке называются Think Tank (мозговой центр, фабрика мысли). Работа была связана с планированием развития городов, давала стабильный заработок и возможность ездить по миру… Итак, знакомимся с Аленой Пантюшиной Кардозу.

 - Путешествия всегда были моей страстью. Особенно интересовали пейзажи, природа, и, скажем так, экология городов. Очень любила Италию… Так что историю иммиграции в Португалию можно считать чистой случайностью, образцом того, как люди планируют одно, а кто-то на небе распоряжается совсем иначе, ибо нам неведомы наши предназначения.

Моя любовь к Италии закончилась тем, что три года назад я пошла на курсы итальянского. И в какой-то момент наш преподаватель сказала: «А теперь, ребята, вы должны завести себе итальянских друзей, готовых «трепаться» на любые темы, и практиковать свой итальянский». И мы пошли, и я пошла… и нашла молодого человека из Португалии. Я помню, он был милым и веселым, и сказал, что очень любит петь итальянские оперы в ванной.

Так и началась эта история, когда я, вооружившись лупой и старой географической энциклопедией вместе со смутными воспоминаниями из уроков географии, пыталась примерять свое новое сознание (сознание девушки, в устоявшуюся жизнь которой через интернет-окно влезал, нет, врывался, молодой человек из Лиссабона). Эти отношения закончились через три месяца. (Скончались в муках, как и положено). А отношения мои с Португалией рождались медленно, тоже не без мук (ну, не чувствовала я ничего, кроме восторгов обычного туристического созерцания и скучания по дому всю первую половину пребывания). А потом… как-то по правилу сообщающихся сосудов, что ли, по иным ли капризам природы… А может, как раз от того, что воспринимала я все, как ребенок - звуками улицы, глазами, чувственным восприятием, без обычного водопада информации, от которого через час каша в голове делается - чем больше убавлялось личное, тем больше прибавлялось понимания. Понимания и принимания. Итог - рождение моей любви к этой земле лузитан, отважных моряков, романтиков и просто людей с чуткой душой, всегда готовых вместе с фаду уплыть куда-то далеко в своих мыслях. К этому крутому берегу вдоль спокойного океана, обжигающе холодного, несмотря на жару в 30 градусов, иногда «нападающего» на берег в стремлении скрыть все в густом как молоко тумане; к культуре возрастом в 26 веков; к белым с синим домикам, прилепившимся тут и там по всей стране на высоких холмах, окруженных крепостными мавританскими, арабскими, христианскими стенами; к истошно орущим жирным и наглым чайкам; к азулежу всех цветов и рисунков почти на каждой стене, как будто один художник взял и оббегал всю Португалию, отметив каждый дом своим знаком; к узким улочкам Лиссабона, старым трамваям, грохочущим по мостовой, огромным пространствам с пожухлой травой на каменной почве и дубами на юге, дубами от края до края; к петлям реки Дору, прорезавшей по своему течению глубокий след среди зеленых гор; к бесконечным зеленым плато на Севере с лошадьми, живущими как горные дикие козлы… Можно перечислять до бесконечности, но так и не передать того, на что откликаются в итоге органы чувств, которыми мы воспринимаем людей, и то биополе, которое рождается от слияния духа обитателей прежних, живущих сейчас, традиций, культуры и природы, все это несущей и содержащей.

«В этом году я первый раз делала вино»

Приехала я в Португалию с одной любовью, неверной, как туман с океана, а уехала с другой - Любовью к Португалии, которая уже никогда никуда от меня не уйдет.

И, видимо, по тому же закону притяжения, а может от того, что я нашла свое место под солнцем, в мою жизнь притянулся другой мужчина… И снова из Португалии. Это похоже на пристрелку судьбы. Первый фальш-старт, второй - полетели. За три месяца я собрала огромную коллекцию фотографий флоры Португалии, но никак не могла определить цветы из этой коллекции. И обратилась на сайт Ботанического сада города Коимбры. Этот сайт привел меня на сайт Университета, в поисках профессора, который бы мог мне помочь. К тому времени я уже была активным пользователем Facebook (самая распространенная Всемирная социальная интернет-сеть). И нашла там своего будущего мужа, который, кстати, о цветах знает… почти ничего.

- Из нашей переписки в Facebook я поняла, что одно из занятий Вашего мужа - фермерство. Большое у вас хозяйство?

- Мой будущий муж долго скрывал от меня свою «основную» работу. Я знала, что он математик, что работает в Университе. А то, что он еще и фермер, узнала только спустя полгода, когда мы уже активно переписывались. Он был уверен, что это настолько непопулярный с точки зрения современных девушек род занятий (в ряду требований к будущему мужу значится в колонке «не должен быть»), что я сразу сбегу, когда узнаю. Так, через полгода я узнала, что он потомственный фермер, и продолжает дело отца, тогда как его братья и сестры отказались заниматься сельским хозяйством.

Мы живем в потрясающе красивом месте. Всего в 30 км от Коимбры, возле старинного города Монтемор-у-Велью, в замке которого, согласно историческим документам, король Афонсу IV Португальский выдал ордер на убийство Инеш де Каштро, любовницы инфанта Дона Педру и матери его детей. Эта прекрасная и трагическая история является своеобразным символом любви для всех португальцев, а каждая вторая, если не первая Инеш, в Португалии названа в честь той самой Инеш, канонизированной и похороненной в монастыре в городе Алкобаса рядом с королем Португалии Педру.

Город находится в долине реки Мондегу, которая до строительства дамбы ежегодно разливалась и заливала все поля вокруг. Это место является еще и историческим центром возделывания риса и кукурузы. В хозяйстве моего мужа (собственно, и моем теперь) есть стадо коров (мы производим молоко), поля кукурузы, лес эвкалиптовый и сосновый, куры, огромный старый сад, где в последний год после моего переезда мы подсадили множество новых плодовых деревьев, в том числе и экзотических для португальца, виноградники, курицы, огород… Всего не перечислить. Все это требует внимания и ежедневного труда. Но мне это нравится (что и сразило в свое время наповал моего мужа)! (Улыбается).

- Когда же Вы сумели все это полюбить?

- Когда-то в детстве меня каждый год вывозили в деревню, в Белоруссию, к бабушке и дедушке. У деда был огород и я, как не городская, ковырялась там с ним круглыми сутками. Огород и любовь к лошадям - это дедовы семена. Возможно, они и проросли так неожиданно, вместе с любовью к Португалии. Лошади, кстати, у нас в плане. При первой возможности мы их заведем. Я занималась верховой ездой в Москве и хотела бы продолжать это занятие, ибо здесь есть все условия для этого.

- Легко ли девушке-москвичке привыкать к жизни фермерши? Как это получилось у Вас?

- Нет, сначала было безумно тяжело. Вспоминаю первое время нашей жизни, и мне кажется, что сейчас я бы так не смогла. Мы поселились на нежилом, в общем-то, втором этаже дома (на первом этаже живут родители мужа). Другие дети, как я уже говорила, разбежались, и вся работа упала на плечи мужа и его отца. Я была абсолютно и категорически избалованным единственным ребенком в семье, где готовила мама. К тому же, я приехала в октябре, а уже в ноябре температура в доме по утрам начала опускаться до 10 градусов (я думаю, для читателей не секрет, что в португальских домах нет центрального отопления), а камина не было, мы жили как на улице. Много всего было и смешного и грустного. Но мы были в таком кураже (в хорошем смысле этого слова), так верили, что все у нас получится, что в итоге все вышло. Кинта почти не приносит дохода. Я бы не хотела говорить о кризисе и ругать правительство, я считаю, что я слишком мало прожила в стране, и знаю недостаточно хорошо все нюансы экономических перипетий. Но я вижу, как даже в течение одного года бензин подорожал, налог на имущество резко вырос, и мы сейчас платим за наш большой дом какие-то просто неприличные суммы, а молоко и сельхозпродукция все дешевеют. Нас вытесняют с рынка «большие европейские братья», со своим дешевым молоком из Дании, Германии. Простому фермеру стало невозможно продать свою продукцию даже в традиционных маркетах, ибо на каждый апельсин нам нужно обегать 10 инстанций, купить 10 бумажек-лицензий… и этот апельсин становится золотым. Много проблем. Государство явно не настроено поддерживать своего исконного родного сельхозпроизводителя. Но мы держимся, экономим, стараемся все делать сами… В итоге получается. И даже лучше иногда. Я считаю вешалки для одежды, подставки для ламп, подоконники и другие вещи, которые мой муж сделал сам из нашего дерева, просто-таки произведениями искусства. Этакий кантри-дом получается у нас.

Мне, конечно, было нелегко не только с домом и бытом, но и огород вызывал ужас поначалу. Я читала ночами все о растениях и овощеводстве. Конечно, биологическое образование очень пригодилось, но одно дело - теория, а другое - реальность. И все срочно, как правило. Чуть проворонил время - все, не взойдет, или заболеет, или перезреет… Растения очень хорошо на навозе наших коровок растут (к сожалению, сорняки тоже). Поэтому летом три часа как минимум ежедневно будь любезна простоять в загадочной позе, после которой все болит, на огороде. Полив тоже был проблемой. Потом мы придумали систему полива и стало легче.

«Овощи мы раздаем знакомым»

Мне пришлось осваивать вождение трактора, грузовика, помощь при родах коров… А в этом году первый раз делала вино… Страшно подумать! Мама моя от моих фотографий в непрерывном шоке. А я… Мне кажется, я просто оказалась таким человеком, которому нравится осваивать новое, которому совсем не противен труд на земле. При этом я совсем не собираюсь этим ограничиваться. Я никогда не забываю о двух других очень важных планах. Это, конечно, непрерывно совершенствовать язык, ибо нельзя жить в стране, говоря на языке ее на примитивно-птичьем уровне, и стать хорошим гидом. Я почти в самом начале накупила книжек, зарегистрировала свое дело, чтобы платить налоги и заниматься экскурсиями не подпольно, а официально. Это, знаете, очень стимулирует. Ты берешь с людей деньги, значит, ты должен отвечать за качество, а тем более, если ты отдаешь их часть государству, то ты не можешь брать минимум… Такой мой принцип. Я учусь, и хочу добиться реально высокого уровня знаний, которыми я делюсь с людьми, приезжающими в Португалию с желанием действительно узнать ее изнутри, не ограничивающихся изучением Лиссабона и его окрестностей.

- На вашей ферме работают только члены семьи или есть и наемные работники?

- У нас есть только один наемный работник. Всю остальную работу мой муж и его отец делают сами. Иногда приезжает сестра мужа, она ветеринар, и помогает с проблемными коровами, а также осматривает собак (у нас их три). Я пытаюсь учиться некоторым простым процедурам. У нас нет пока возможности взять больше работников. По закону надо платить минимум, это 500 евро сейчас… Многие, конечно, обходят закон. Но мы не хотим. Мы предпочитаем иметь одного работника, который работает с отдачей, на которого можно положиться… Ведь, как известно, за мелкие деньги получишь и результат соответствующий.

- Где вы реализуете свою продукцию? И многие ли откликнулись на Ваше предложение поделиться выращенным урожаем?

- Мой муж и его отец являются членами кооператива. Кооператив организует, в том числе, работу по сбору молока. Периодически приезжает молоковоз и забирает из наших цистерн молоко. Таким образом, он объезжает хозяйства по всей округе. Остальную продукцию в виде фруктов и овощей мы либо съедаем сами, либо, страшно сказать, скармливаем коровам. Овощи в этом году я активно раздавала моим знакомым, таким же «новым» или уже давно обжившимся в Португалии иммигрантам. Мне не жалко. А люди с удовольствием берут овощи, которые не содержат ГМО, прямо с грядки. У них же вкус совсем иной, чем у магазинных, они вкусные!

- Судя по всему, Вы - хороший фотограф? Где Вы этому научились?

- Мой папа преподавал фотографию в Доме пионеров, еще в Союзе. Я проявляла, закрепляла с ним пленки, я еще была совсем маленькая. Но я точно помню, как я любила, когда он учил мыслить, искать ракурс, думать о свете… Это был другой мир. Наверное, он меня все-таки чему-то научил. А остальное - это программы Photoshop, Lightroom и другие, они помогают, конечно.

- А еще, какие у Вас есть увлечения?

- Кроме моего проекта под названием «Гид», у меня есть мечта доделать сайт и сделать его не таким, как обычно мы видим. Я бы хотела сделать тур для любителей природы. В Португалии, конечно, нет прерий бассейна Амазонки. К сожалению, века человеческой деятельности наложили свой опустошающий след на фауну… Но не флору! Флора в Португалии безумно красива. И сейчас наверное многие подумают: «Ну да, на Мадейре и Азорах…». Нет, я говорю о материковой Португалии. О том, что у нас под носом практически, и многие этого не замечают. Или замечают, а потом появляется фото под названием «цветок1», «цветок 2». Мне кажется, что это очень интересная, красивая и важная часть ознакомления с Португалией. Пусть не для всех. Но есть очень много любителей природы, которые с удовольствием смотрели и слушали бы не только о замках, церквях и завоеваниях, но и том, что движется и живет прямо здесь и сейчас, что цветет и радует глаз… Хочу сделать такие пешие экскурсии. Проблема одна - нет времени. Но жизнь на нашей кинте налаживается, и время будет появляться. Тем более, что наработки уже есть. Шаг за шагом… а как иначе?

- У вас есть в Португалии друзья из «наших»? Вы часто с ними встречаетесь?

- Да, сейчас уже есть. С кем-то я познакомилась еще при моем первом визите в Португалию, при моей лиссабонской жизни. Кто-то приходит сейчас, с течением времени. Я очень рада, что все эти люди появляются в моей жизни. Во-первых, каждый из них является носителем определенного «иммигрантского» опыта. Иногда отрицательного, иногда положительного, но опыт любой важен, когда ты сталкиваешься с новой жизнью в незнакомой среде. Встречаемся мы не часто. Все заняты. Те, кто в Лиссабоне - еще и далековато. Но я стараюсь не терять никого из виду. Конечно, никто мне не гарантирует (и так и происходит), что меня будут прямо-таки любить и ждать… Так не бывает. Кто-то находится и снова теряется, ибо не чувствует желания становиться другом. Жизнь общины, по моим наблюдениям, очень сложна.

- Знаете ли Вы в Португалии соотечественников, работающих на земле?

- Нет, пока нет. Но я уверена, что я их просто еще не встретила.

- Думаю, они откликнутся после этого интервью. И еще. Ваши пожелания читателям газеты «Слово».

- Уже всем понятно, что никто никого нигде не ждет с распростертыми объятиями, и советую снять розовые очки чрезмерных ожиданий. Нужно точно знать, что будешь тут делать, с кем будешь тут жить, либо учиться, если ты студент и выбранный ВУЗ оказался в Португалии. Как сейчас пишут многие, «не ехать «ИЗ» (хоть это один из фактов, выталкивающих людей, но мы же говорим об «идеальной» иммиграции), а ехать «В».

Беседовала Тамара Морошан

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Пожалуйста, войдите, чтобы комментировать.

Фотогалерея

  • 1. Торговый центр Polygone Riviera, Франция
  • Названия на банках с напитками написаны шрифтом Брайля
  • «Бессмертный полк» в Лиссабоне
  • Веллингтон, Новая Зеландия
  • Фотографии года по версии World Press Photo
  • Лучшие отели Португалии
  • Победители фотопремии Nature Photographer of the Year
  • Креативные сладости - произведения искусства
  • Фрегат «Штандарт» приглашает на борт
  • Португалия: Парусная регата в акватории Кашкайша
  • Метрополитен-музей, Нью-Йорк (США)
  • Португалия: Монастырь Баталья