Ольга Романько - «Тóска Европы»

Суббота, 10 Май 2014 Италия Италия Интервью

Ольга Романько - «Тóска Европы»

Ольга Романько - оперная певица, которую в Италии называют «Тóска Европы». О ее карьере, о русской душе и сцене, где она проживает жизнь своих героинь, и об опере как искусстве - наше интервью.

- Уважаемая Ольга, Вас по праву называют «Тóска Европы», более ста партий этой знаменитой оперы спето на самых важных сценах мира.

- Да, более ста  раз я спела эту партию и  не устаю петь ее потому, что  сама музыка гениальная,  и она открывает  пространство для творчества. Каждый раз, когда я приезжаю в театр на новую постановку, это всегда  встреча с новым режиссером, новым дирижером и партнерами. Именно в таком сотрудничестве открываются новые грани бессмертной героини Пуччини. Например, последняя постановка «Тоски» была в Антверпене, с интернациональным составом, где  режиссер был  из Голландии, дирижеp из Италии, тенор из Узбекистана, бaритон из Америки и я -  русско-итальянское сопрано. Вот  такое сплетение культур дает всегда неожиданный результат.

- Партия Тоски позитивно повлияла на Вашу карьеру, но чем она так близка самой Ольге Романько?

- Дело в том,  что Тоска очень современна,  это женский образ, который созвучен любому времени. Конечно, я нахожу много аналогий с моим характером. Тоска неимоверно чувствительна, женственна, верит в доброе начало, она религиозна и в то же время она страстная. Отдает всю себя любви Каварадосси. Она способна переступить религиозные принципы (не убий) ради любимого человека и спасти его.  Я думаю, что это созвучно любому времени.

- Вы с самого детства мечтали посвятить себя пению?

- Я родилась в Москве, когда мне исполнился год, моя семья переeхала в Сибирь, на Алтай, там и  прошло все мое детство, которое я вспоминаю как самое счастливое и беззаботное время в моей жизни. Мои родители - ветеринарные врачи, но в нашей семье всегда звучала музыка, потому что мой папа  - «несостоявшийся музыкант», он не учился музыке профессионально, но обладает огромным музыкальным талантом,  играет на многих инструментах, руководил самодeятельным оркестром в нашем поселке. А когда  я слышала по радио оперное пение, всегда была очарована. Как только оставалась одна дома, я пела, подражая оперным певцам, представляя себя на оперной  сцене. Совершенно случайно, в 8 классе  мне посчастливилось встретить замечательного энтузиаста классического пения в городе Бийске  Алтайского края  Koвердяевa Владимирa Александровичa, которому я благодарна и по сей день за то, что он научил меня правильной технике бельканто.

- Сцена является частью Вашей жизни, если бы не опера, то чему бы посвятили себя?

- Мне всегда нравилась археология. Я поступала на исторический факультет в Новосибирске. К счастью,  недобрала баллы для поступления, а через год  поступила в Московскую академию Гнесиных.

По окончании  Гнесинки  участвовала в международных конкурсах, и мой первый театр был, как ни странно, Московский театр оперетты. Благодарна судьбе за эту  прекрасную театральную школу, ведь я работала рядом с великолепными мастерами оперетты, такими  как Татьяна Шмыга, Герард Васильев, Юрий  Веденеев, Татьяна Санина, Вячеслав Богачев, Лилия Амарфий  и др. Конечно, я приобрела большой артистический багаж, который позволил мне в будущем решать любую режиссерскую задачу,  и  меня не пугали никакие сложные движения на сцене, танцы, пение. Я научилась говорить на сцене так, чтобы это было слышно на последнем ряду  оперного театра. Все это мне пригодилось в моей творческой жизни. Но, тем не менее,  меня тянуло в оперу, и постепенно благодаря конкурсам и прослушиваниям я получила первые контракты в оперных театрах Европы. Я считаю,  что  мне очень повезло, потому что мое развитие как оперной певицы было органичным и постепенным. Я начинала с лирических партий в театрах Швейцарии и Германии и, когда попала на сцену самых престижных театров Европы - Гамбург, Мюнхен, Арена ди Верона, то могу с твердостью и уверенностью сказать, что была готова к этому, тем более те партии, в которых я выступала, идеально подходили для моего  голоса. Это партии Дездемоны в «Отелло», Леоноры в «Трубадуре»,  Недда в «Паяцах».

К драматическим партиям я шла постепенно. Я долго отказывалась петь Тоску, потому как считала ее очень драматичной партией для моего голоса. Я решилась на дебют  только после 10 лет начала моей карьеры. Я не могу сказать, что опера занимает всю мою жизнь, у меня есть много других интересов. Думаю, что мне посчастливилось, в отличии от других моих коллег, которые не смогли завести семью. У меня прекрасная семья - муж и сын. Они всегда меня  поддерживали и поддерживают в моей карьере.  Конечно, я продолжаю петь и мне это очень нравится, получаю  от этого радость, но не отказываю и молодым певцам, которые обращаются ко мне за помощью.  Преподавать это очень интересно, увлекательно, ведь мне есть чему учить и что им сказать. У меня большой опыт и отличная школа.

Я сотрудничаю и с консерваториями  Италии, провожу мастер-классы в Италии и Европе. Когда я вижу результаты моего преподавания, то  наполняюсь еще большим энтузиазмом.

- Помимо оперного театра, Вы выступаете  на малой сцене с камерными программами, расскажите о них.

- Камерное пение немного отличается от оперного. Оно более интимное, здесь больший простор для музицирования.

C  мужем и сыном

- Помимо зарубежных композиторов, произведения которых Вы исполняете, на сцене есть место русским композиторам. Несколько слов об этой стороне Вашего творчества.

- В последнее время  я сотрудничаю с пианисткой Ириной Лосковой. Вместе мы выступаем  с разными программами, и особое удовольствие я получаю,  когда у нас русская программа. Не так давно мы выступали в Брюсселе, в программу вошли произведения из романсов Глинки, Римского-Корсакова, Чайковского, Рахманинова, Стравинского. Нашими выступлениями мы пропагандируем русскую культуру, которую очень хорошо принимают в Европе. Есть  композиторы, совсем не известные широкой публике, и мы исполняем их романсы.

- Вы побывали во всех странах мира, пели с самыми знаменитыми исполнителями оперного искусства. Кто именно запомнился больше, возможно, поступками, человеческим отношением, какое оно - закулисное общение с коллегами?

- Мне повезло очень, ведь я работаю и близко общаюсь с Пласидо Доминго, Хосе Кура, Еленой Образцовой, Петером Дворски, Априле Милло, Ренатой Скотто, Джузеппе Джакомини, Францем Грундхэбер, Чечилией Гобби (дочь Тито Гобби), Симонеттой Пуччини (единственной наследницей великого композитора)   и  другими.

Общение с такими людьми дает понять, что чем они  значительнее, тем они проще в общении. Во время выступления в опере «Федора» с Пласидо Доминго  он  обычно заходил ко мне перед  началом спектакля, чтобы обговорить детали мизансцены. Несмотря на то, что я была начинающая певица, а он знаменитый тенор, Доминго настаивал, чтобы я выходила последняя на поклон.  Он говорил, что опера называется «Федора», поэтому ты выходишь последней, а не Лорис, так называлась его партия. Вот  такое у нас лояльное отношение между коллегами.

- Опера в том классическом понимании, которое многим знакомо, иногда вызывает недоумение  режиссерской трактовкой.  Приходилось ли отказываться от той или иной партии?

- Я всегда открыта для новых поиcков режиссеров, понимая, что опера  не может стоять на месте, это не музей. Театр - это живой организм и поэтому я люблю, когда режиссер привносит что-то cвое, новое видение оперы, которая была написана 200 лет назад. Конечно,  желательно, чтобы режиссер был компетентен и сцены были поставлены со вкусом. Мне лично не всегда приятно выступать в опере с «нафталином», я имею в виду постановку cо штампами, использование заученныx жестoв, которые не наполнены настоящими эмоциями. Точно так же неприятно, когда режиссер гонится за голой сенсацией, шокируя публику сценами,  которые не имеют ничего общего с замыслом композитора. Даже когда мне приходится попадать в подобные  условия, я пытаюсь быть самой собой. Потому что прекрасная музыка Верди и Пуччини в какой-то степени компенсирует пустоту режиссерской трактовки.

- Вы проживаете в Италии уже много лет, чувствуете ли Вы себя чужой?

- Думаю, что артист нигде  себя не чувствует чужим,  прежде всего на меня смотрят как на артиста, никто не акцентирует внимания на моей национальности. Я никогда не  работала  в каком-либо театре на постоянном контракте, предпочитая оставаться свободной, поэтому каждая постановка - это встреча с артистами со всех стран мира. Оперные певцы - одна большая семья.

И все же я благодарна Италии за то, что она меня приняла как свою. Мне здесь очень комфортно, я и радуюсь вместе с итальянцами,  и  огорчаюсь вместе с ними,  Благодарна судьбе за то, что  я выросла в такой стране, как Россия. Мы, русские певцы, имеем возможность пропагандировать нашу культуру во всем мире, ведь искусство не имеет границ. Я  счастлива, что я певица и, что могу со сцены нести добро посредством моего  голоса.

- Расскажите о Вашей семье.  Как вы проводите время? 

- Мы познакомились с мужем в Риме, когда я пела в опере Фиамма Отторино Респиги. Одна коллега меня пригласила к себе домой на встречу Нового года, и так получилось, что я там встретила Андреа.  В новогоднюю ночь, прямо как в сказке ... Через полтора года родился наш сын Алессандро, и все последующие шесть лет мы вместе, всей семьей объездили весь мир. У меня были контракты в Мексике, Аргентине, США, Китае, ну и, конечно, по Европе. Мой муж оставил свою работу в одном из римских музеев, так как для нас было гораздо важнее быть вместе. Но когда Алессандро пошел в школу, они уже ездили со мной меньше. 

- Остается ли время на воспитание сына? 

- Да, конечно, наш сын посетил все великие музеи мира - Метрополитен, Прада, Лувр, Эрмитаж ... Между репетициями и спектаклями мы всегда посещаем местные достопримечательности. Ну, и, конечно, мой муж и сын обычно присутствуют на моих спектаклях. Думаю , что все наши совместные путешествия и неизбежные приключения на местах нас очень сплотили . Мы хотели дать нашему сыну музыкальное образование, но, увы - к музыке у него нет интереса, хотя есть несомненные данные. Так что я решила не настаивать, когда вырастет, сам решит чем ему заниматься. Важно, чтобы он был счастливым, а кем быть - поваром или директором банка - не так уж и важно.

- Что предпочитаете готовить для Вашей семьи - русскую или итальянскую кухню?

- Дома мы обычно едим по-итальянски, но, когда приглашаем гостей (а это случается нередко, у меня много русских подруг в Риме), тут уже не обходится без наших традиционных блюд - блины, пироги, салат оливье и т.д. Иногда балую и моих домашних, которые очень любят пельмени и блины. На Пасху ожидаю визит моих родителей из Москвы, и мы с мамой наделаем много пельменей впрок ... 

- Как насчет ревности?

- Ха-ха, если бы у нас возникла такая  проблема, мы бы расстались сразу. Представьте, мои контракты иногда длятся полтора-два месяца, и как может «ревнивец» пережить, чтобы его жена находилась в другом городе, да еще и играла на сцене пылких любовниц? Какое счастье, что мой муж всегда мне доверял и всегда радовался моим успехам в театре. Как-то в Праге тайный поклонник мне послал на спектакль «Аида» 100 роз! Мой муж, естественно, «заволновался», но самое смешное было в том, что я сама не знала, от кого они, кстати, и до сих пор не знаю ... Вот такие казусы! 

- Какое любимое итальянское блюдо? 

- Любимое блюдо? Наши пристрастия  меняются время от времени, наша беда, что нам нравится все. Мы всеядны, что неизбежно сказывается на фигуре. (Смеется.) Я обожаю пробовать разные кухни народов, и мои «итальянцы» -  тоже! Как это ни странно. Хотя известно, что итальянцы довольно консервативны в кулинарии. Обычно им подавай только пасту. Кстати,  замечали, что встречаясь после путешествия, итальянцы обычно рассказывают, КАК И ЧТО они там ели?! 

- Если бы предложили поехать в отпуск в любую страну, то куда? 

- Путешествия как таковые для нас не существуют, мои контракты - это уже путешествия. Хотя зимой мы стараемся в Рождественские каникулы покататься на лыжах в горах, я сама не катаюсь - только гуляю. Сауна, гимнастический зал... А вот мой муж и сын любят крутые горы! 

 - Как удается поддерживать Вашу красоту, поделитесь секретом ... 

- Я должна поблагодарить моих родителей за хорошее здоровье. Но, помимо этого, едва начинается теплая погода - я бегаю. Два-три раза в неделю по 30-40 минут стараюсь побегать.  С музыкой, которая меня тонизирует, дает хорошее настроение - Джо Дассен, АББА, Лепс ... 

Несколько лет назад я познакомилась с системой питания Инны Палеес, с тех пор я заметно похудела и стала лучше себя чувствовать. Иногда позволяю себе что-нибудь запретное (мороженое или круассан), но в основном питаюсь по ее системе. 

- Ваши пожелания читателям газеты «Слово».

- Несмотря на жесткую конкуренцию в мире масс-медия, желаю газете «Слово» процветания и дальнейшего развития. А еще - благодарных и верных читателей!

Irina Cafiero

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Пожалуйста, войдите, чтобы комментировать.

Фотогалерея

  • Выставка 240 лет дипломатических отношений Россия-Португалия
  • 1. Торговый центр Polygone Riviera, Франция
  • Названия на банках с напитками написаны шрифтом Брайля
  • «Бессмертный полк» в Лиссабоне
  • Веллингтон, Новая Зеландия
  • Фотографии года по версии World Press Photo
  • Лучшие отели Португалии
  • Победители фотопремии Nature Photographer of the Year
  • Креативные сладости - произведения искусства
  • Фрегат «Штандарт» приглашает на борт
  • Португалия: Парусная регата в акватории Кашкайша
  • Метрополитен-музей, Нью-Йорк (США)