Итальянский поход Суворова

Воскресенье, 10 Октябрь 2010 Италия

Итальянский поход Суворова

Генерал-фельдмаршал граф А.В. Суворов-Рымникский был в 1797 году уволен в отставку без права ношения мундира и сослан в село Кончанское Псковской губернии под надзор полиции. Причиной опалы стало его несогласие с намерением императора Павла I ввести в русской армии прусские порядки. Суворову не могли простить ни каламбуров («Русские прусских всегда бивали. Что же тут перенять?»), ни  отказа обучать вверенную ему армию на прусский манер. Фельдмаршалу было уже 69 лет, всё, вроде бы, осталось позади, и он, коротая время, читал, совершал длительные прогулки, иногда играл с крестьянами в лапту.

Но судьба распорядилась иначе. В конце 1798 года была образована вторая антифранцузская коалиция, в которую вошла и Россия, обязавшаяся оказать помощь Австрии в изгнании французов из Северной Италии. При этом австрийский император Франц II буквально умолял Павла I чтобы командующим союзными войсками был назначен Суворов. В феврале 1799 года опальный фельдмаршал был вызван в Санкт-Петербург, где его подчёркнуто тепло принял император, сказавший на прощание: «Воюй, как умеешь».

Суворов отбыл на театр военных действий, и уже в апреле силы союзников вторглись в пределы Северной Италии. Они насчитывали 50 тысяч австрийских и 12 тысяч русских солдат (остальные части российского экспедиционного корпуса продолжали подходить). Им противостояли 72 тысячи французов, находившихся на севере Италии, и 45 тысяч, дислоцированных в центре и на юге Апеннинского полуострова.

Французская армия была тогда лучшей в Западной Европе, заслуженно гордясь своими блестящими победами. Но в Италии её талантливым генералам пришлось столкнуться с гением Суворова, а не с австрийцами, придерживавшимися, по меткому выражению немецкого историка XIX века Иегера, «методической тактики поражений». Российские войска обладали высокой боеспособностью. Сам Наполеон Бонапарт отзывался о русских как об «очень хороших солдатах».

Стратегический замысел Суворова состоял в том, чтобы не дать французам собрать свои армии вместе, разбив их поодиночке. И этот замысел был блестяще реализован.

Первая «проба сил» произошла 15-16 апреля при р. Адде. У французского генерала Шерера было 28 тысяч человек, у Суворова - 40 тысяч (из них 12 тысяч русских). Фельдмаршал растянул армию по широкому фронту, нанося главный удар в центре, а на флангах сковывая противника демонстративными действиями. В этом бою особо отличились полки под командованием генерал-майора Багратиона, сражавшиеся на правом крыле союзных войск. Французы отступили, потеряв 3 тысячи убитыми и 2 тысячи пленными. Было взято 19 пушек. Потери русско-австрийской армии составили 1 тысячу человек.

После победы у Адды союзные войска заняли почти всю Северную Италию, пройдя за пять недель с боями более 400 километров. В их руках оказались Милан и Турин. Французы теперь удерживали  лишь узкою полосу вдоль Генуэзского залива, а также пять изолированных друг от друга крепостей.

Портрет А.В. Суворова. Художник - К. Штейбен (1815)

"Портрет А.В. Суворова". Художник - К. Штейбен (1815)

«Не употреблять команду "стой"»

Однако к началу июня положение русско-австрийских сил осложнилось. С юга быстро приближалась французская Неаполитанская армия под командованием генерала Макдональда. Из Генуи выступил дивизионный генерал Моро с 20 тысячами солдат. Их план состоял в том, чтобы взять союзные войска «в клещи».

Но Суворов сорвал эти замыслы. Он форсированными маршами двинулся навстречу Макдональду, пройдя за 36 часов 80 километров, и с ходу бросил свою армию в бой. В развернувшемся 6-8 июня встречном сражении у р. Треббии  силы союзников  насчитывали 30 тысяч человек (из них половина русские), французская армия - 35 тысяч. Трёхдневный бой носил необычайно упорный характер, где французы «проявили, по оценке Наполеона, мужество и беззаветную отвагу». Чаша весов склонялась то на одну, то на другую сторону. Был момент, когда австрийцы, сочтя положение безнадёжным, запросили Суворова, куда им отступать. На это последовал ответ: «На пять вёрст вперёд».

Русские действовали исходя из отданного командующим накануне боя приказа: «Не употреблять команду "стой", это не на ученье, а в сражении. Атака, руби, коли, барабаны, музыка». К вечеру 8 июня победа была, наконец, одержана, и французская армия начала отходить.

Её потери убитыми, ранеными, пленными составили 20 тысяч человек. Были захвачены 15 пушек (из имевшихся у противника 40), шесть знамён, взяты в плен шесть генералов. До Генуи с Макдональдом добрались лишь 8 тысяч человек. Союзники потеряли 6 тысяч человек.
Разбив Макдонольда, Суворов бросил свои войска против Моро, который, избегая сражения с превосходящими русско-австрийскими силами, поспешно отступил к Генуе.

Французы продолжали подтягивать подкрепления и к началу августа сосредоточили в горах к северу от Генуи 38-тысячное войско под командованием генерала Жубера. У Суворова было 50 тысяч человек, и он решил атаковать французскую армию. Сражение, продолжавшееся 16 часов, было крайне ожесточённым. Французская армия отбила три штурма. Дело решил ввод в сражение 14 тысяч резервных войск под командованием австрийского генерала Меласа. Суворов сам водил войска в атаку. На этот раз, наконец-то, неплохо показали себя австрийцы. «Здесь при мне и немцы хорошо воюют», - констатировал фельдмаршал, хотя и добавил пророчески: «Но без меня их всё равно побьют» (что в дальнейшем и произошло). Потери французов убитыми, ранеными, пленными составили 16 тысяч человек.

Погиб генерал Жубер, бросившийся в самую гущу боя чтобы спасти положение на левом фланге (умирая, он продолжал твердить: «Только вперёд!»). Победители захватили 39 пушек из имевшихся у противника сорока. Русско-австрийская армия потеряла 8 тысяч солдат (из них 2 тысячи русских).

Когда вмешивается политика...

Эта победа открывала путь к вторжению во Францию. К сентябрю союзники сосредоточили в Северной Италии войска численностью 100 тысяч человек (в том числе русских - 20 тысяч), которым противостояли всего 50 тысяч французов. Суворов настаивал на немедленном наступлении на Лион и оттуда - на Париж. Но в дело вмешалась политика.

В Вене считали главным присоединить к Австрийской империи как можно больше итальянских территорий и поставить в зависимость от себя Турин. В Гатчине же выступали за возвращение к довоенному статус-кво, включая полное восстановление суверенитета Сардинского королевства. В сложившейся ситуации  русская армия становилась помехой для реализации планов Франца II, и её  следовало удалить из Италии. В этих целях был разработан коварный план: австрийцы стали настаивать, что вторгнуться во Францию надо не с юга, а через территорию Швейцарии, для чего туда необходимо перебросить русскую армию.

Суть австрийского замысла Павел I разгадать не сумел. Суворову было приказано идти на соединение с направляемым в Швейцарию корпусом генерал-лейтенанта Римского-Корсакова. В начале сентября 1799 года русские войска оставили пределы Италии «к общему, как доносил фельдмаршал Павлу I, сожалению всех тамошних жителей, где сие воинство оставило по себе славу избавителей».

it_suvorov02

«Переход Суворова через Альпы». Художник - В. Суриков (1899)

Неувядаемая слава

Швейцарский поход принёс Суворову неувядаемую славу. Он стал - наряду с карфагенскими полководцами Ганнибалом и Газдурбалом и первым консулом Франции Бонапартом - одним из четырёх военачальников, совершивших переход через Альпы. При этом русская армия пересекла горы по наиболее труднодоступному из трёх имеющихся перевалов. Как писал впоследствии французский маршал Массена, он «отдал бы все свои 42 похода за один Швейцарский поход Суворова».

И всё это оказалось бессмысленно! Узнав о выступлении русских войск из Италии, командующий австрийской армией эрцгерцог Карл передислоцировал главные  силы из Швейцарии  на Средний Рейн, бросив на произвол судьбы 24-тысячный корпус Корсакова и 22 тысячи австрийцев фельдмаршала Готце, которые были поодиночке разбиты Массеной, имевшим в своём распоряжении 72 тысячи солдат. Осознав вероломство Вены, в Гатчине приняли решение о выходе России из второй коалиции и отзыве экспедиционных войск. Суворову в знак признания его заслуг были присвоены звание генералиссимуса и титул князя Италийского.

В Баварии, куда была отведена русская армия, Суворову показывали могилы немецких полководцев. На надгробиях помещались подробные описания, сколько походов они совершили, сражений выиграли, крепостей взяли. Глядя на эти надписи, генералиссимус сказал: «Когда приберёт меня Господь, на могиле напишите  "Здесь лежит Суворов"».

Он прибыл в Петербург 20 апреля 1800 г., где и умер 6 мая. Сказались и возраст (ему было 70 лет), и нечеловеческие тяготы Швейцарского похода, и пренебрежение, которое вновь начал демонстрировать Павел I.

Полководца похоронили в Александро-Невской лавре. На его могиле - надгробная плита с краткой надписью «Здесь лежит Суворов».

А.Б. Подцероб, кандидат исторических наук

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Пожалуйста, войдите, чтобы комментировать.

Фотогалерея

  • Выставка 240 лет дипломатических отношений Россия-Португалия
  • 1. Торговый центр Polygone Riviera, Франция
  • Названия на банках с напитками написаны шрифтом Брайля
  • «Бессмертный полк» в Лиссабоне
  • Веллингтон, Новая Зеландия
  • Фотографии года по версии World Press Photo
  • Лучшие отели Португалии
  • Победители фотопремии Nature Photographer of the Year
  • Креативные сладости - произведения искусства
  • Фрегат «Штандарт» приглашает на борт
  • Португалия: Парусная регата в акватории Кашкайша
  • Метрополитен-музей, Нью-Йорк (США)