Сан-Ремо визитная карточка - русский храм

Воскресенье, 19 Сентябрь 2010 Италия

Сан-Ремо визитная карточка - русский храм

Когда итальянская почта решила выпустить серию марок, посвященных историческим городам, и добралась до Сан-Ремо, то на ней появился русский храм - самое знаменитое сооружение города. Возможно, впрочем, что казино знаменитее…

Но помещать игорный дом на почтовую марку, очевидно, посчитали неэтичным.

Излюбленное место аристократов

В Сан-Ремо зиму 1874-1875 годов провела императрица Мария Александровна, супруга Александра II. После этого на зимние месяцы сюда охотно стала приезжать русская знать, в том числе и члены Дома Романовых. В 1895 году здесь безуспешно лечился и умер от туберкулеза 20-летний Великий князь Алексей Михайлович. На его могиле в Петропавловском соборе в Петербурге указан этот курортный городок как последняя точка пути. На местной вилле Флора не раз отдыхал его старший брат, Великий князь Сергей Михайлович, которому, наряду с императрицей Марией Александровной, позднее приписывалась первоначальная идея создания храма.

Многие аристократы - Олсуфьевы, Шереметевы, Багратион-Мухранские, князья Демидовы Сан-Донато, Оболенские, Апраксины, Абамелек-Лазаревы и другие - завели на курорте свои постоянные зимние дачи.

Некоторые россияне статусом пониже навсегда поселились в Сан-Ремо, где для них, как и для сезонных курортников, появились русские баня, пекарня, аптека. Не хватало церкви.

...И революционеров

 Несколькими годами ранее царицы в Сан-Ремо побывал Александр Герцен. Вот суждения опального литератора: «Какое счастье, что есть на свете полоса земли, где природа так удивительно хороша и где можно еще жить до поры до времени свободному человеку. Яркое утреннее солнце освещало маленький городок, померанцевую рощу и море; пригорок был покрыт лесом маслин».

Позднее тут обосновался знаменитый эмигрант Георгий Плеханов - более того, вместе со своей женой он открыл небольшой санаторий для русских.
Впрочем, в строительстве церкви эта категория курортников участия не принимала…

Русский храм в Сан-Ремо

Начало стройки

 В 1910 году образовался попечительный комитет, который возглавил сенатор В.К. Саблер, который сам некогда по болезни полгода провел в Сан-Ремо. По его словам, «он лично видел, насколько необходима церковь в городе, посещаемом многими тысячами православных больных». Одновременно в Синод поступали такие просьбы: «крайне тягостным является отсутствие возможности иметь духовное утешение в церковных службах». Когда Саблер стал обер-прокурором Синода, санремское дело пошло быстрее. Высочайшим указом от 1 марта 1912 г.

Николай II утвердил комитет, разрешив «производить в России повсеместный сбор пожертвований»: царь выделил на храм из собственных средств 2 тыс. рублей.

Как строили

Вице-председателем комитета был выбран постоянно живший в Сан-Ремо граф Борис Шереметев. Однако душой всего дела стал другой граф - Виктор Таллевич, из русско-румынской семьи. Позднее он и его супруга одолжили комитету крупную сумму, позволившую довести строительство до успешного конца. А еще позднее он подал в суд на церковный приход - но об этом ниже…

Комитет приобрел на имя Таллевича участок в центре города, напротив железнодорожного вокзала, в самом начале проспекта Императрицы (corso Imperatrice). К концу 1913 года постройка была готова лишь вчерне, но, чтобы не оставить соотечественников без рождественского богослужения, было решено освятить незавершенный храм.

Что писала местная пресса

Накануне открытия храма местные журналисты писали следующее: «Достойная восхищения привязанность русских к отеческой вере вошла в поговорку. Культ - это неотъемлемый элемент их жизни. Они воистину пропитаны поэтическим и религиозным мистицизмом, на котором выросли с младых лет в кругу патриархальной семьи. Поэтому они глубоко страдают на чужбине от недостатка религиозной опоры и религиозных собраний, где перед золоченными, источающими свет иконами, они мысленно могут объединить самое сокровенное своей души с тем дорогим и святым, что осталось на далекой Родине».

Кто архитектор?

Эскизный проект храма безвозмездно сделал Алексей Щусев, которого об этом попросила его двоюродная сестра Анна Суханина, постоянно жившая на Ривьере. (В советские времена зодчий сделал блестящую карьеру, начав ее с мавзолея Ленина.) Так как в Сан-Ремо Щусев лишь высылал эскизы через Суханину, то все рабочие чертежи выполнил местный архитектор Пьетро Агости. Это привело к недоразумениям: когда Щусев неожиданно приехал в Сан-Ремо, то увидел, что его авторство настолько заслонено работой Агости, что и не упоминается вовсе. После вмешательства кузины Суханиной имя Щусева вновь стало фигурировать в разного рода документах, но раздосадованный зодчий охладел к проекту и впоследствии даже не включал его в списки своих работ.

Агости же не только детально разработал окончательный проект, но и наблюдал за сооружением здания. Строительство русской церкви стало важнейшим этапом его карьеры. В середине 1920-х годов он был даже избран подестой (мэром) Сан-Ремо, однако имел сильные трения с фашистской партией, в результате чего был вызван в Рим для объяснения с Муссолини. После неудачной встречи с дуче мэр покончил жизнь самоубийством: спустился в христианские катакомбы и там застрелился.

После революции

Церковь во имя Христа Спасителя и в честь святых Екатерины Великомученицы и Серафима Саровского была освящена всего за несколько месяцев до Первой мировой войны. Ее первый настоятель, иеромонах Варсонофий из Александро-Невской лавры, после революции в Сан-Ремо не вернулся. Колония русских курортников стала быстро терять свое былое значение и впоследствии практически исчезла. Здесь остались жить с десяток эмигрантов - почти без средств к существованию. Постоянного священника тут тоже не обрелось - они приезжали наездами из Флоренции, Милана, Ниццы.

Боткин Евгений Сергеевич Боткин Евгений Сергеевич

Боткины

Ведущую роль в поредевшей русской колонии стала играть чета Боткиных, уехавшая из России. Александр Сергеевич Боткин - его брат, Евгений Сергеевич, будучи личным врачом Николая II, был казнен в 1918 году в Екатеринбурге вместе с царской семьей - став военным капитаном, совершил множество научных экспедиций. Он имел разнообразные интересы: в своей усадьбе под Петербургом проектировал подводные лодки для исследования Байкала, а также для военных целей - одну такую лодку использовали для минирования дна Балтийского моря во время Первой мировой войны. Как участник белого движения Боткин выполнял особую миссию на Западе, тщетно пытаясь привлечь Антанту. Отойдя от политики, Александр Сергеевич посвятил себя научной медицине, в частности - борьбе против рака.

Его жена Мария Павловна Третьякова, дочь основателя знаменитой галереи, надолго пережила мужа, и ее гостеприимный дом в Сан-Ремо был хорошо известен в эмигрантском мире.

Большевички-прихожанки

Небольшая русская колония получала прибавления не только сразу после революции, как это произошло с Боткиными. В 1930-е годы сюда прибыли, как будто с другой планеты, сестры Лидия и Варвара Равазо. Они родились в России в русско-итальянской семье и вынуждены были покинуть родину по сталинскому закону 1937 года, запрещавшему проживание в СССР «иностранцев». Их отец, Людовико Равазо, уроженец Сан-Ремо, женился на русской девушке, с которой познакомился во время деловой поездки в Российскую империю, и там и остался.

После революции сестры разъехались: Варвара обосновалась в Ленинграде, а Лидия - в Якутии, где работала бухгалтером и где в 1937 году получила телеграмму от сестры-ленинградки, извещавшую, что они, как дети итальянца, должны немедленно покинуть СССР. Сестры, совершенно не знавшие итальянского языка, приехали на родину отца, в Сан-Ремо, где обратились за помощью в русскую общину. Им удалось получить работу в городской администрации и устроить скромную совместную жизнь, тесно связанную с жизнью православной общины. Не все, правда, тепло их принимали, считая «большевичками».

Панорамный вид на Сан-Ремо

Панорамный вид на Сан-Ремо

Староста-актриса

После Второй мировой войны старостой стала Мария Александровна Ефремова, в эмиграции вышедшая замуж за британского полковника Стансфильда. Супруги обитали в прелестной вилле Девашан (на хинди «рай»), прославившейся в Европе в 1920 году - в ее стенах прошла заключительная конференция полномочных представителей стран-победительниц.

После ее отпевания в феврале 1974 года один из прихожан прочитал составленное им слово: «Новопреставленная Мария, или Маруся, как ее звали близкие друзья, была в молодости известная артистка Московского Художественного театра им. Чехова вплоть до конца 1917 года. Обладая замечательным контральто, она специализировалась, уже в эмиграции, в ознакомлении иностранцев с русским фольклором, теперь оцененным и на Западе. Ее постоянное участие в местных церковных делах всегда активно было направлено на содержание в порядке нашей прекрасной церкви, регулярно обеспечивая также ежемесячные обедни. Ее последние хлопоты выражались в набожном пожелании украсить фресками и орнаментами стены нашей церкви. В своей частной жизни она была уважаема и любима всеми своими друзьями и знакомыми, как человек искренний, лояльный, приятный и дружелюбный. Ее барски-радушное гостеприимство было настолько всем известно, что о нем не стоит даже распространяться».

Судебный процесс

С 1952 года жизнь русских в Сан-Ремо была омрачена длительным судебным процессом: граф Виктор Таллевич, главный строитель храма, подал в суд требование о признании за ним права собственности на церковную постройку. Процесс шел, как всегда в Италии, не быстро - 13 лет (!) и закончился в пользу общины - удалось доказать, что граф, извлекая доходы из церковной собственности, давно вернул одолженную сумму. Успеху дела содействовали материальные жертвы генуэзского судовладельца А.Н. Власова.
Община вздохнула спокойнее…

Сегодня

На рубеже веков в храме, наконец-то, появился достойный иконостас, исполненный петербургским художником Александром Молчановым, обосновавшимся на Ривьере. Община, почти было исчезнувшая, теперь расширилась за счет вновь приезжих. Укреплению прихода способствует его «музейная» деятельность: когда здесь нет богослужений, храм могут осматривать туристы. Встречает их ответственная за показ русской церкви местная синьора: родители промыслительно назвали ее русским именем Надя…

Михаил Талалай

 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Пожалуйста, войдите, чтобы комментировать.

Фотогалерея

  • Выставка 240 лет дипломатических отношений Россия-Португалия
  • 1. Торговый центр Polygone Riviera, Франция
  • Названия на банках с напитками написаны шрифтом Брайля
  • «Бессмертный полк» в Лиссабоне
  • Веллингтон, Новая Зеландия
  • Фотографии года по версии World Press Photo
  • Лучшие отели Португалии
  • Победители фотопремии Nature Photographer of the Year
  • Креативные сладости - произведения искусства
  • Фрегат «Штандарт» приглашает на борт
  • Португалия: Парусная регата в акватории Кашкайша
  • Метрополитен-музей, Нью-Йорк (США)