Озеро Комо

Воскресенье, 12 Сентябрь 2010 Италия

Озеро Комо

Сколько в Италии жемчужин! Не на одно ожерелье хватит. Из этих жемчужин одна из самых блестящих - озеро Комо. Американцы, понимающие толк в европейских достопримечательностях, потихоньку скупают здесь дачи. Да, пожалуй, и не вполне потихоньку - о вилле «Олеандра» актера Джорджа Клуни охотно пишут
в национальной прессе.

 it_como01

Lago di Como

Комо - не самое большое из северных итальянских озер, но, быть может, самое милое. Узкое и вытянутое с севера на запад, оно в южной части раздваивается, напоминая своим силуэтом бегущего человечка. Проезжая вдоль берегов Комо, нельзя не восхититься уютом этого места, как будто ласково объятого горами.

Рассказать о всем озере за один раз сложно, и мы сосредоточимся на его северной части, со «столицей» в городке с названием Колико.

Город Колико

Этот милый курорт - перекресток разных путей. Отсюда на запад начинается долина Вальтеллина, на север - долина Валькьявенна, на юг - собственно озеро. Красивый ажурный дебаркадер в Колико хранит дух так называемой прекрасной эпохи, т.е. рубежа XIX-XX веков, когда Европа еще не познала ужасов Первой мировой войны и грянувших за нею революций. Большинство путешественников пользуются навигационными возможностями и садятся у этого дебаркадера на катера и паромы, плывущие на юг. Почти все лето - с июня по август - каждый четверг по Комо плавает пароход, по-итальянски piroscafo, что звучит как из романов Жюль Верна.

lake_como

 

Долина Кьявенны

Многие из Колико отправляются не катерами по воде, а автобусами - в Кьявенну (Chiavenna), столицу одноименной долины - Валькьявенна. Эта долина - самый удобный естественный проход из Швейцарии в Италию, и ее северная часть упирается в швейцарскую границу.
Городок Кьявенна был заложен древними римлянами - с названием Клавенна и со значением «ключ-город». Теперь это - центр пешеходных и прочих экскурсий.
Любители культуры непременно отправляются ко дворцу Вертемате-Франки, что высится в 2 километрах от города. Построенный в XVI веке олигархами из семейства Вертемате-Франки и чудесным образом уцелевший от горных оползней, многое здесь уничтоживших, палаццо - один из лучших образцов северо-итальянского Ренессанса.

Гурманы же разыскивают в окрестностях Кьявенны пещерные трактиры - crotti - т.е. «гроты», где местные крестьяне, пользуясь естественной прохладой, издавна устраивают харчевни.

В самом городе обычно смотрят собор во имя св. Лаврентия, освященный еще в V столетии, с его музеефицированной ризницей. Главный тут экспонат - «Клавеннское Евангелие», золотой оклад, подаренный собору, вероятно, императором Барбароссой при его визите сюда в 1176 году.

Долина Кьявенны

Крепость в Монтеккьо

Спускаясь обратно к озеру, путешественник встречает памятник недавнего военного прошлого. В горах над северной оконечностью озера высится могучая крепость Монтеккьо, построенная в 1911-1914 годах. Во всей Италии - это единственная крепость времен Первой мировой войны, сохранившаяся совершенно нетронутой, как будто ее поставили только вчера. Крепость вооружена гигантскими, превосходными по тем временам, четырьмя пушками немецкой фирмы «Шнайдер», 149 калибра.

Отчего же крепость осталась нетронутой? Этим она обязана итальянским стратегам, решившим поставить сей могучий заслон со стороны… нейтральной Швейцарии. Идея была явно перестраховочной: стратеги опасались, что какой-нибудь коварный враг нарушит нейтралитет беззащитной Швейцарии и внезапно нападет на Италию с неожиданной стороны - откуда прежде, в XII веке, спустился император Барбаросса. Однако этого не произошло - ни в Первую, ни во Вторую мировую войну.

Пушки в Монтеккьо стреляли лишь раз: весной 1945 года, когда немецкие оккупанты покидали район Комо, их обстреляли партизаны, занявшие крепость - из немецких же пушек.

Крепость в Монтеккьо

Испанский форт

Другой военный монумент в этих краях поставили не итальянцы, а испанцы. Некогда, в XV-XVII веках, испанская нация доминировала в Европе. Литератор Франческо Альгаротти, автор выражения «Петербург - окно в Европу», даже полагал, что придет время и весь мир будет поделен между двумя империями: испанской и… российской. Испанцы, в самом деле, долго владели лакомыми кусочками и в самой Италии, в том числе и в Ломбардии. В начале XVII века губернатор Милана граф Педро де Фуэнтес повелел построить на севере озера Комо новую крепость, что и получила его имя. Он опасался тут тогда еще воинственных швейцарцев и их союзников-французов. Гарнизон в крепости насчитывал три сотни солдат, и, в отличие от крепости в Монтеккьо, он не бездействовал, особенно в XVIII столетии. В ту эпоху после пресечения той или иной династии в Европе происходила перекройка политической карты, не без пролития крови. Таким образом форт Фуэнтес поучаствовал в войне за наследства: испанское (1706), польское (1733) и австрийское (1733). Австрийцы, долго тут хозяйничавшие, посчитали крепость ненужной и практично продали ее в частные руки. Сейчас от испанской цитадели остались живописные развалины, принадлежащие итальянскому государству.

Аббатство Пиона

Аббатство Пиона

Чуть южнее г. Колико на мысе, соседствующем с мысом св. Николая, расположился великолепный ансамбль монастыря Пиона (abbazia di Piona). Он по праву считается одним из лучших образцов романского искусства во всей Ломбардии. Пришедшие сюда с тысячу лет назад монахи, как обычно, выбрали необыкновенно красивое место. Оно же - и хорошо защищенное: с мыса лучше видно непрошеного гостя, его же и проще оборонять. Шумные туристы притихают, входя на территорию монастыря: святость места действует на всех. Занятий путешественнику здесь хватает на полдня: можно осмотреть чудный дворик, фрески в главном соборе, подобие богородичной пещеры в Лурде, временные выставки в монастырских строениях, подкрепиться в закусочной или же устроить собственный пикник на берегу Комо.

Привратник падре Андреа

Каждый монастырь - это большой умный организм, и привратниками обычно назначают (благословляют) самых гостеприимных из братьев. Обычай подтвердился и в этот раз. Привратник дон Андреа любезно показал мне достопримечательности обители, рассказав и о тягостных страницах ее истории, о которых путеводители умалчивают. Так, например, когда в конце XVIII века тут появились французы и местные якобинцы - именно с ними воевал в этих краях весною 1799 года Суровов, они закрыли и разграбили монастырь. В обитель вселились крестьяне, устроившие тут нечто вроде колхоза, как и некогда в нашей отчизне. Все ценное исчезло, библиотеку растащили. Хотели перенести отсюда и чудный дворик, точнее - его колоннаду, но сил не хватило.

Цистерцианцы вернулись сюда в 1938 году - падре Андреа говорит: «мы вернулись», имея в виду не себя лично, а свое братство.

 

Русский крест

В монастырском соборе пришлось удивиться: прямо в алтаре, подвешенный к потолку, висел гигантский восьмиконечный крест, называемый в Европе русским. «Падре, откуда?» Однако никакой неожиданной истории о русском монахе-цистерцианце, или же о загадочной аристократке-жертвовательнице не последовало. «Нашему аббату понравилась такая необычная форма с косой нижней перекладиной: русский крест отлично подходит к интерьеру нашего собора» - такие вот тут оказались чисто эстетические соображении. Изготовили русский крест в Милане, а приобрели даже не у мастера, а у миланского церковно-художественного предприятия при курии, нечто вроде нашего «Софрино».

Императорские капли

it_comogocce-imperiali

Больше всего посетителей оказалось не в соборе, а в лавке с настойками и бальзамами. Падре Андреа чуть смущенно дал, вероятно, привычные разъяснения: «В прошлом только монахи являлись квалифицированными врачами, и все настойки и бальзамы шли в ход для лечения». Фирменный напиток аббатства в Пионе - Императорские капли (Gocce Imperiali), крепостью в 90 градусов. Вероятно, в Италии это самый крепкий напиток вообще, однако его происхождение - тоже медицинского свойства: в краю некогда свирепствовала малярия, и монахи пользовались таким крепким питьем для дезинфекции организма. «Пить неразведенным его нельзя, - пояснил падре Андреа, - надо по капле добавлять в какой-то другой напиток, в воду, кофе, чай». Но теперь я удивил доброго привратника и, наученный на родине технике обращения с чистым спиртом, показал, как можно спокойно пить 90-градусную микстуру.

 

Михаил Талалай.

Автор выражает благодарность увлеченному краеведу Маринелле Кодара (Marinella Codara), жительнице города Колико, оказавшей помощь в сборе материалов для очерка.



НА ОЗЕРЕ КОМО

Дмитрий Сергеевич Мережковский

 

Кому страдание знакомо,
Того ты сладко усыпишь,
Тому понятна будет, Комо,
Твоя безветренная тишь.

И по воде, из церкви дальной,
В селеньи бедных рыбаков,
Ave Maria - стон печальный,
Вечерний звон колоколов...
Здесь горы в зелени пушистой
Уютно заслонили даль,
Чтобы волной своей тенистой
Ты убаюкало печаль.

И обещанье так прекрасно,
Так мил обманчивый привет,
Что вот опять я жду напрасно,
Чего, я знаю, в мире нет.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Пожалуйста, войдите, чтобы комментировать.

Фотогалерея

  • Выставка 240 лет дипломатических отношений Россия-Португалия
  • 1. Торговый центр Polygone Riviera, Франция
  • Названия на банках с напитками написаны шрифтом Брайля
  • «Бессмертный полк» в Лиссабоне
  • Веллингтон, Новая Зеландия
  • Фотографии года по версии World Press Photo
  • Лучшие отели Португалии
  • Победители фотопремии Nature Photographer of the Year
  • Креативные сладости - произведения искусства
  • Фрегат «Штандарт» приглашает на борт
  • Португалия: Парусная регата в акватории Кашкайша
  • Метрополитен-музей, Нью-Йорк (США)