Русский уголок в Сорренто

Четверг, 16 Сентябрь 2010 Италия

Русский уголок в Сорренто

Само название Сорренто вызывает прилив радостных чувств - если у людей сложились представления о земном рае, то как будто бы они воплотились тут, среди живописных гор, виноградников и морских утесов. Первыми Сорренто оценили англичане, потом тут стали селиться представители других нации, в том числе и соотечественники. Дом, где почти десять лет прожил Максим Горький, отмечен мемориальной доской. Существовало здесь и целое гнездо, свитое одной москвичкой.

Вилла Арлотта

Гнездо носило имя ее мужа - итальянца Уго Арлотты, влюбленного в Россию и в одну из ее представительниц - Елену, которую он вывез из Москвы в Сорренто. Тут у них родилась дочка - Флавия, с которой мне довелось познакомиться и которая мне поведала семейную соррентийскую сагу. Ей - 97 (!) лет.

Синьора Флавия Арлотта давно покинула Сорренто - по разным причинам - и живет нынче во Флоренции. Да и соррентийского гнезда, признаться, уже не осталось.

Grand Hotel Excelsior Vittoria в Сорренто, один из корпусов которого занял место бывшей Виллы Арлотта

Grand Hotel Excelsior Vittoria в Сорренто, один из корпусов которого занял место бывшей Виллы Арлотта

Соррентийские реликвии

От соррентийской Виллы Арлотта сохранилось немного: несколько фотографий и реликвий, в частности самовар, да и воспоминания дочки ее хозяина, Флавии. Тем более интересно - по крупицам - воссоздать, хотя бы в общих чертах, историю этого очага, где воедино сплавлялись элементы итальянской цивилизации с далекой цивилизацией России.

Вилла Арлотта - уже не существующая - в монументальном классическом стиле, с огромной террасой и видной издалека характерной лоджией стояла на самом краю соррентийского обрыва. В конце ХIХ века этот, тогда еще тихий участок Сорренто облюбовал неаполитанский банкир Джузеппе Арлотта, купивший древнюю постройку. По преданию, она была прямой «наследницей» одной римской виллы. В семье Арлотта верили, что ряд фрагментов уцелел еще от древних римлян - спуск ступенями к берегу моря, подземный переход через грот со сводом и мозаичный пол.

Итальянец в поисках новых миров

Следующий хозяин виллы, сын банкира Уго, родился в Неаполе в 1869 году. Ему были близки поиски социальной справедливости и неприятие косного буржуазного мира. Получив образование в привилегированной школе, дальнейшее обучение он продолжил самоучкой. Неспокойный по характеру, Уго много путешествовал, стараясь познать другие культуры и найти некий общий ключ к человеческому прогрессу.

В знаменитой тогда своим свободолюбием Швейцарии он познакомился с очаровательной московской дамой, уже разведенной. Молодая русская женщина была так не похожа на тогдашних замкнутых итальянок (даже оставив в стороне особенности славянской красоты). Дама много путешествовала, интересовалась политикой и так же, как Уго, мечтала о переустройстве мира.

Уго Арлотта, 1898 год (из архива Флавии Арлотты)

Уго Арлотта, 1898 год (из архива Флавии Арлотты)

Уго едет в Москву

Увлекшийся москвичкой, Уго уехал вслед за ней в Россию. Только что отгремела русская революция 1905 года, пусть и подавленная, но принесшая ряд демократических плодов, в первую очередь, конституцию и Думу. Общество бурлило - рождались новые художественные и политические течения. Живой и восприимчивый Арлотта быстро освоился в новой, казалось бы, чуждой среде, но близкой к итальянцам по своему непосредственному и открытому отношению к миру. Так же быстро он выучил непростой русский язык - конечно же, благодаря фундаментальному лингвистическому методу - совместной жизни с носителем языка. Не лишенный литературного таланта, итальянец стал писать регулярные корреспонденции в «Giornale d'Italia»: о послереволюционной обстановке, о новых именах в культуре и политике России.

В Ясной Поляне

Из современных ему русских писателей он выделял в первую очередь Льва Толстого, близкого ему и своим учением о непротивлении злу насилием. Заручившись необходимыми рекомендательными письмами (попасть к Толстому было нелегко), в октябре 1907 года Арлотта прибыл в Ясную Поляну. Два дня, проведенные в гостях у писателя, стали одним из его самых ярких воспоминаний жизни и значительно повлияли на его мировоззрение.

По материалам своих бесед с Толстым Арлотта написал обширный материал «Ad Jasnaja Poliana. A casa di Tolstoi» («В Ясной Поляне. Дома у Толстого»), который опубликовал в «Giornale d'Italia».

Писатель поделился своими воспоминаниями об Италии, упомянув о посещении Неаполя - «скверное впечатление от города, столько грязи!» и его окрестностей, включая Сорренто («оно оставило глубокое чувство красоты»). Толстой выразил мнение об итальянской литературе, похвалив Маццини и покритиковав (!) Данте. Основную часть интервью заняли вопросы справедливого устройства общества, смертной казни, крестьянского труда. Арлотта проинтервьюировал также супругу писателя, Софью Андреевну, рассказавшую о распорядке дня Толстого, о его привычках.

Женитьба на москвичке

Уго продолжал жить в Москве, занимаясь журналистским и переводческим трудом. В его личной жизни произошла новая перемена. Познакомившись с местной художницей Еленой Бранденбург, он страстно в нее влюбился и соединился, в 1912 году, браком. Елена принадлежала к тем обрусевшим немцам, которые только лишь в своих фамилиях сохраняли нечто германское. Веселая порывистая женщина имела большой артистический дар: она много работала в жанре живописного портрета, но особенно любила скульптуру, где делала большие успехи.

После свадьбы Уго решил оставить шумные города и обосновался с Еленой в Сорренто. Это было время апогея русского присутствия в Кампании: к Горькому на Капри тянулись многие люди, и некоторые из них заезжали погостить на Виллу Арлотта. При этом Уго не разделял радикальных взглядов участников каприйской пропагандистской школы и особенно с ними не сближался - ему по-прежнему было ближе толстовские идеалы, отрицаемые большевизмом.

Вскоре, в 1913 году, родилась дочка Флавия. Она появилась на свет в Неаполе, где были знакомые медики, но считает себя соррентийкой, ибо ее детство и отрочество протекали именно в Сорренто.

Жизнь в Сорренто

Отец Флавии продолжал переводить русских литераторов, мать занималась скульптурой - один из залов Виллы Арлотта был оборудован под ее студию, а бамбина Флавия проводила большую часть времени в компании няни, верной Дуняши, привезенной из России. Простая, почти безграмотная крестьянка, она приехала в Италию молодой девушкой и прожила с семейством Арлотта до 80-летнего возраста. Дуняша экспортировала с собою из России глубокие православные традиции. В Сорренто няня не раз приводила детей помолиться на могилу их соотечественника, художника Сильвестра Щедрина, высоко ценимого в семье Арлотта.

Между тем, в самой России совершилась революция, но не та, о которой мечтал Уго - не переворот духа и сознания, а военный захват власти и расправа с побежденными. Для семьи стало ясно, что путь в Россию им, не разделявшим взглядов победившей партии, закрыт. Круг их русского общения в Сорренто резко сузился - теперь их друзьями стали эмигранты, изгнанные из пределов родины, как они ошибочно полагали, ненадолго.

it_sorento01

Уго Арлотта со своей сестрой в Сорренто, на фоне Везувия (из архива Флавии Арлотты)

Разорение гнезда

Тем временем, на семейство надвигалась драма. Увлекающаяся Елена полюбила другого мужчину и после некоторого периода мучительных колебаний решила оставить бедного Уго. Тот, однако, не позволил ей взять с собою дочку Флавию. Так Елена навсегда оставила Сорренто и Италию, уехав вслед за своим новым мужем в другую часть Европы.

Все на Вилле Арлотта напоминало счастливые года совместной жизни, так резко прервавшейся. Это память саднила чувствительную душу Уго, и в 1930 году он продал свое разоренное семейное гнездо и уехал во Флоренцию, сознательно им выбранную как самый «духовный город в Италии», согласно его словам. Он забрал с собой фотографии, литературный архив, несколько скульптур Елены и ряд русских объектов, например, самовар. Во Флоренции, в 1953 году, и закончился земной путь Уго Арлотты, бывшего счастливого «соррентийца».
Некогда оживленная Вилла Арлотта была разобрана после Второй мировой войны, и тут появилась гостиница. Когда Флавия Арлотта решила посетить места своего великолепного соррентийского детства, она просто их не нашла.

…В заключение - байка семьи Арлотта. Когда у Уго спрашивали, зачем он так часто ездит в Москву, он отвечал так: «спасаюсь от итальянских зим». В самом деле, в Кампании, в том числе и в Сорренто, до сих пор во многих старых домах нет отопления, и зимой тут может быть очень неуютно - в то время как москвичи отлично обогревают свои дома, за двойными стеклами. Кроме того, Уго Арлотту там обогревало женское тепло…

Михаил Талалай

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Пожалуйста, войдите, чтобы комментировать.

Фотогалерея

  • Выставка 240 лет дипломатических отношений Россия-Португалия
  • 1. Торговый центр Polygone Riviera, Франция
  • Названия на банках с напитками написаны шрифтом Брайля
  • «Бессмертный полк» в Лиссабоне
  • Веллингтон, Новая Зеландия
  • Фотографии года по версии World Press Photo
  • Лучшие отели Португалии
  • Победители фотопремии Nature Photographer of the Year
  • Креативные сладости - произведения искусства
  • Фрегат «Штандарт» приглашает на борт
  • Португалия: Парусная регата в акватории Кашкайша
  • Метрополитен-музей, Нью-Йорк (США)